Глеб Тертычный о поколении Z-предпринимателей

Второй сезон подряд вместе с акселерационной программой Академпарка для взрослых предпринимателей проходит школьный трек для учеников инжиниринговых классов Новосибирской области. Зачем сделали детскую программу и что она дает школьникам, рассказал руководитель секции «Информационные технологии» и школьного трека бизнес-ускорителя А:СТАРТ, руководитель проекта Telefacer Глеб Тертычный.

— Как появилась идея сделать программу для школьников?

— Сейчас в образовании тренд — вместе с общеобразовательными курсами вводят практикоориентированные дисциплины, чтобы дать школьникам прикладные знания, которые пригодятся им в будущем. Академпарк специализируется как раз на таких дисциплинах, например, на технопредпринимательстве. Кроме того, мы считаем, что подростки могут стать интернет-предпринимателями, и помогаем им в этом. Как результат: сейчас они всерьез рассматривают возможность зарабатывать 30-50 тысяч в месяц, некоторые получили первых клиентов.

— Чем первый трек отличается от нынешней программы?

— Первый раз обучение детей мы провели параллельно с Зимней школой 2016. Это был экспериментальный четырехдневный курс, чтобы посмотреть что получится у детей. Оказалось, что дети вполне понимают, о чем им рассказывают на занятиях. Пока школьники используют полученные навыки на конкурсах и школьных олимпиадах, реально они к клиентам не ходят. Поэтому в рамках А:СТАРТа мы сделали другую, уже недельную программу, ориентированную на то, что дети могут что-то создать, продать или оказать какую-то услугу за деньги.

— Кто может принимать участие в треке?

— В этом году мы собрали школьников из инженерных классов области, победителей национального чемпионата Juniorskills и российского этапа международного конкурса «SAGE». Есть и те, кто самостоятельно узнал про трек и подал заявку.

— Как построена программа?

— Первые два дня ушли на то, чтобы дать базовые знания: как сделать сайт, как узнать кто их клиенты. А к третьему дню пришлось заняться конкретно их сознанием — дать понять, что от возраста не зависит покупают их продукт или нет. Продажи зависят только от того, делают ли они что-то нужное людям.

С понедельника по среду мы будем дальше двигать их по линии работы с реальными клиентами и продажами. 27 июля пройдет полуфинал, где жюри отберет четыре команды. Их проекты вольются в работу взрослого бизнес-ускорителя. Финалисты школьного трека еще неделю проучатся на А:СТАРТе. Судя по их напористости, у них есть все шансы на победу.

— Как будет проходить совместное занятие школьников и взрослых?

— Завтра дети и взрослые презентуют друг другу свои проекты. Здесь два момента: не поверите, но некоторые проекты у них дублируются. Во-вторых, не только дети получат вопросы от взрослых — что ожидаемо — но и взрослые от детей. А ребята, бывает, спрашивают о том, что взрослого ставит в тупик. Вопросы вроде и примитивные, но человек понимает, что не может на них ответить. Поэтому им очень полезно пообщаться. Например, на первом треке, который проходил еще зимой, некоторые детские команды влились во взрослые и начали двигаться вместе.

— Какие успехи уже видны на детском ускорителе?

— Они опрашивают кучу народа — своих потенциальных клиентов — в интернете, пытаются продавать им косметику, одежду как у персонажей сериалов, уроки музыки, кулинарные мастер-классы, и таких проектов порядка пятнадцати. В субботу, насколько я знаю, была первая продажа: услуга доставки книг. Покупатель заплатил, дети выкупили книгу и доставили её.

— Как дети проявляют себя на занятиях?

— Чётко видно тех, кто пришел поботанить и поучиться теории на пятерки, и тех, кто пришел за каким-то результатом. Те, кто пришел за результатом, активно мучают экспертов, выходят позвонить клиентам, работают допоздна, бегают опрашивать резидентов Технопарка и участников А:СТАРТа. Я бы сказал так: их амбиции сильно выросли, они верят, что могут добиться чего-то уже в этом году. Верят, что 500 рублей в неделю карманных денег не предел. Пока, правда, ребята еще не очень понимают, куда эти деньги потратят, но очень хотят их заработать.

— Младшие участники справляются с освоением «взрослого» материала?

— Удивительно удачно зашли очень сложные темы, которые я поставил именно потому, что было интересно, поймут ли дети взрослые темы? Дети поняли. Они задают очень много вопросов. Например, они не знают, что такое Uber, но когда понимают, то вполне «съедают» его концепцию, пытаясь применить к своим идеям. Оказалось, что разницы в понимании между взрослыми и детьми нет. У детей просто словарный запас меньше. Если ты разжевываешь слова, которые используешь, то они всё прекрасно понимают и применяют. Я получаю большую отдачу, чем ожидал: дети каждый день дают обратную связь, всем лекциям они пока дают положительную оценку. Где-то пишут, что «сложно», но что «непонятно» еще никто не написал.

— Есть ли разница между уровнем подготовки участников?

— Разница в том, что одним родители дают 150-300 рублей в неделю на карманные расходы, другим — тысячу-две. Отсюда принципиально разное отношение к деньгам: сколько детям надо денег, и на что они готовы их тратить. Заметил также разное представление о том что сколько стоит. Дети мне говорят: «Ну, девушка в 22 года, наверное, имеет доход тысяч десять рублей, и каждые выходные ходит в дорогие клубы». Для них десять тысяч — много, и этого хватит на любой клуб и дорогую одежду. Так они соотносят ценности: если их доход 100 рублей, то 10 000 в сто раз больше. Те, кто тратят больше, лучше понимают ценность. Именно для этого полезно общаться с клиентами, которые объясняют: «Нет, десять тысяч — маленькая зарплата. И шестнадцать, на самом деле, тоже». Это согласует подростковые представление о мире с реальностью.

— В чем главное преимущество трека для детей?

— За неделю дети понимают, что, невзирая на свой возраст, они могут пойти и заработать, если сделают что-то нужное. Не в смысле, что просто перепродадут товар, а сделают что-то полезное, и им за это заплатят. Просто многим из них — а это с седьмого по девятый классы — кажется, что собственный заработок случится когда-нибудь после вуза, когда они получат диплом и право на ведение бизнеса. Мы пытаемся объяснить, что право это появляется у того, кто делает то, чего не делают другие, или делает дешевле и лучше.

Большинство людей не идет в предприниматели потому, что им кажется, что это какая-то запредельная магия, либо что это презренное торгашеское ремесло. Это ни то, и ни другое. Я даю им понять, что это такое, а решение что с этим делать они принимают сами.